Rauf Aliev (rauf) wrote,
Rauf Aliev
rauf

Category:

Десногорск-2009

Перед поездкой на АЭС меня замучали вопросами:

– Зачем тебе это нужно? Ты закупился свинцовыми трусами? Хорошо ли взвесил планы на оставшуюся жизнь, прежде чем есть форель из охладителя?

Так вот, съездил и вернулся живым-здоровым. С массой новых впечатлений.

Приехали мы в Десногорск до рассвета. Вокруг ни души и тишина. Кто-то сразу выбрался из автобуса — показалось, будто здание рядом с нами — и есть одно из строений станции.

«С той крыши, должно быть, классный вид. Давайте залезем по пожарной лестнице на самый верх!», — предложил кто-то. В результате был выбран более безопасный вариант — ЛИФТ.

Я, Антон и Игорь медленно направились в сторону ближайшей шестнадцатиэтажки. Мимо одиноко проехала первая машина.

«Стойте! — вдруг раздался женкий голос откуда-то сзади. — Пойдемте внутрь, там есть диванчики, мы вас ещё с вечера ждем!» Женщина с АЭС проводила нас внутрь здания в раздевалку, где мы «упали» на мягкие диваны. Подниматься уже совсем не хотелось. Ценою невероятных душевных усилий мы заставили себя все-таки встать и выйти на улицу.
Приехали все-таки за впечатлениями…

Когда нас остановили в третий раз, это было даже мило. «Закрытый город, здесь просто так гулять приезжим нельзя», — предположил кто-то.

Красивый вид с 16-этажки «обломился», и мы отправились встречать рассвет на водохранилище. Дорога шла по одному из центральных проспектов. Нас окружали ещё «совковые» вывески магазинов, а также плоды советских художников-оформителей.

Где-то на горизонте открылся первый вид на станцию. Защелкали затворы, хотя все понимали, что это будут худшие кадры нашей поездки.
Мы приближались к набережной. Она производила жуткое впечатление заброшенности и загаженности. Впрочем, этим Десногорск ничем не отличается от множества других 50-тысячных городков России.

Проезжавший мимо старенький автобус тут же был атакован нашей внушительной группой фотоохотников. Водитель в панике поддал газу.

Прекрасным в тот момент оказался только восход.

На обратном пути я все-таки отбился от группы и проник в одну из шестнадцатиэтажек. Сверху было хорошо видно станцию, водохранилище и оба храма в центре.

По дороге к АЭС нас предупредили: периметр станции охраняется, фотографировать запрещено. Можно снять фасад с Лениным. Но только после «экскурсии», впрочем, как и фасад станции с другого берега бассейна-охладителя. Фотоаппараты ждали лучших кадров, ведь нас вели на реактор!

Служба безопасности не уставала повторять, что предоставляет нам уникальную возможность производить фото и видеосъемку «внутренностей» АЭС. В обход всех порядков, принятых на режимных предприятиях такого уровня.

Итак, САНПРОПУСКНИК.

Несмотря на то, что большинство сотрудников станции и близко не подходит к радиактивным материалам, есть правило: все переодеваются в белые-белые халаты, надевают на специальные белые-белые носки белые-белые тапочки, на руки белые-белые перчатки, а на белую-белую шапочку — зеленую-зеленую каску. На кармашек халата цепляют индивидуальный дозиметр. А в уши вставляют беруши — некоторые залы АЭС слишком шумны. На выходе все это сдается для дезактивации.

Первый зал, который мы посетили, называется «турбинным». Бросалось в глаза практически полное отсутствие людей. Турбины преобразуют давление пара, поступающего из реактора, в механическую энергию, которая здесь же генераторами превращается в электрический ток напряжением 20кВ и по специальным, толстенным шинам отходит на трансформаторы. Турбогенератор длиной почти 40 метров и весом в 1200 тонн.

Следом нас направили в зал управления. Таких залов три — по одному на каждый энергоблок. Все стены в кнопочках и лампочках. Персонал достаточно расслаблен, ведь все отклонения от параметров всегда сопровождаются аудио-визуальными эффектами, соразмерными величине «бедствия». «Сирену» пропустить невозможно. Правда, по заверениям нашего гида, все неожиданное на станции происходит чрезвычайно редко (P. S. — мы посещали станцию за два дня до очередной годовщины аварии на Чернобыльской АЭС). Автоматика внимательно следит за действиями персонала. Если они не принесли нужного эффекта — реактор будет заглушен.

В уголке примостилась икона святителя Николая Чудотворца.

Мы в «святая святых» — в зале с реактором. Если честно, я ожидал увидеть цистерну, поставленную «на попа» и увеличенную раза в три. А оказалось, что реактор увидеть невозможно, потому что он буквально часть здания. А все, что требует обслуживания — это его «крышка». Итак, что же представляет собой эта крышка реактора? Более полутора тысяч крышечек 25×25 см, под которыми прикреплены топливные или управляющие элементы длиной в несколько метров. Для их замены неподалеку стоит большой подвесной цилиндр — это разгрузочно-загрузочная машина. Её наводят на одну из крышечек и вот уже на прежнее место водворен новый топливный элемент, а старый погружается в бассейн рядом с реактором. На год-полтора он остается ещё активным.

Упрощенно говоря, реактор представляет собой цилиндр из графитовых блоков, упакованный в бетон, диаметром 12 метров, высотой 8 метров. Вокруг реактора — дополнительная, биологическая защита в виде кольцевого бака с водой. Весь цилиндр пронизывают 1693 топливных канала — циркониевых трубок, в которые погружаются сменные топливные элементы.

Этот голубой эффект называется эффектом Черенкова. Нейтроны замедляются в воде и атомы разлетаются и быстро "гасить". На фото цвет исходит из глубины. У нас под ногами были несколько десятков метров воды, защищающей нас от излучения отработавшего топлива.

Каждый такой сменный топливный элемент (т.н. тепловыделяющая сборка, ТВС) представляет собой 18 трубок с таблетками двуокиси урана, помещенных также в цирконий.

Вода движется в каналах снизу вверх, омывая ТВС, нагреваясь и частично превращаясь в пар. Температура пара — около 280 градусов, давление — 6 МПа — около 60 атмосфер (как на глубине 600 метров). Этот пар и крутит турбины и генератор.

Разгрузочно-загрузочная машина представляет собой интересное инженерное сооружение. Эта махина точно позиционируется над одним из каналов, герметично с ним соединяется, создается такое же давление воды, как в канале, далее она вытаскивает один из топливных элементов, и на его место ставит новый. Все это производится без остановки реактора, без падения давления воды в канале.

«Чужеродный загрязнитель!».

На выходе нас ждала тщательная проверка: сначала дозиметром проверили фото- и видеотехнику, затем оставили на дорожке-липучке пыльные следы, затем пару раз подряд проверились на промышленных радиометрах со звучным названием ГОРБАЧ-1. Через санпропускники проходит каждый сотрудник АЭС, имеющий доступ в энергоблоки. А таких — тысячи.

И напоследок вопрос начальнику смены Добряеву Николаю Федоровичу:

– Какую дозу радиации получаете сами?

– Два снимка челюсти в год, — не теряясь ни на секунду ответил он. — Есть небольшое количество людей, которые в силу своей работы получают чуть большую дозу радиации. В их число, например, входят ремонтные бригады, которые имеют дело с обслуживанием реактора. Защищают людей двумя путями: физическим (спецодежда и ширмы) и «временем» (работать максимально быстро, сменный режим работы). НО! Доза тех же «ремонтников» лишь слегка превышает естественный фон радиации в любом крупном мегаполисе.

«Школа»

В Десногорске построен специальный учебно-тренировочный центр, где у молодых специалистов есть шанс подергать все ручки и понажимать все кнопочки, и посмотреть, что из этого получится. В УТЦ воссоздана точная копия блочного пульта управления АЭС.

«Есть ли среди этих кнопочек „бутафорские“? — поинтересовался я у специалистов. — Вся система в точности копирует поведение реальной АЭС. Поэтому все, что вы видите, подключено к программной модели станции. Сама программная модель работает на ОС Unix».

«Форелевое хозяйство»

Водохранилище, на берегу которого находятся АЭС и Десногорск, известно как излюбленное место для рыбалки. «Место класс, народу — 0,1 на километры, природа — супер, лодку брать — однозначно», — подобными высказываниями полны форумы рыбаков в Интернет. Есть здесь и креветки.

Вода здесь не замерзает круглый год. Станция поставляет галлоны теплой воды, так что даже в самые лютые морозы рыбе там хорошо и комфортно. Рыба же водохранилищу нужна не рыбаков кормить, а чтобы вода не зацветала. Поэтому при АЭС есть свое рыбное хозяйство, где выращивают толстолобиков, пестрых, белых и черных амуров, креветки. Также, уже для разведения и продажи, здесь разводят осетра и форель.

Зачем же здесь фонтаны? Все просто — так вода лучше охлаждается. Когда были ещё планы строить четвертый энергоблок, температура спускаемой обратно в водохранилище воды превысила бы санитарные нормы. Для этого и была пострена такая хитрая система охлаждения воды. Четвертый энергоблок так и не запущен, но фонтаны работают и не просят для своего существования никакой дополнительной энергии.

«Источник»

Десногорцы очень внимательно следят за экологической обстановкой в 30-километровой зоне вокруг их родного города. Мало сказать, что чистота воды, воздуха, радиационная обстановка находятся под неусыпным контролем отдельного подразделения АЭС. Территория посильно облагораживается местными властями и руководством АЭС.
Нас отвезли на родник. К оформлению родника явно подошли с любовью и старанием. Я же отправился в лес, окружающий это место. Первое, что обратило на себя внимание — лес был необычно живой. Вокруг что-то шевелилось, издавало звуки. Это могла быть бабочка или жучок, лягушка или кузнечик, но это было буквально повсюду.

Спасибо агентству «Редкая Марка» и Росатому за предоставленную возможность побывать на АЭС.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments