January 30th, 2011

(no subject)

Слушаю новости, там делают акцент на то, что СБ аэропорта виновата. На мой вгляд, все сложнее: не пустили бы туда, пустили бы в Охотный ряд или в метро. Взрыв в метро бы унес не меньше жизней, согласитесь. В Москве вообще нет нехватки мест, где много людей собирается в одном месте и нет никакой охраны.

Чтобы такого не случилось или не случалось, нужно лучше работать ФСБ, нужно четче понимать угрозы и прорабатывать способы реагирования. Например, если есть острый пахнущий кровью конфликт между Россией и какой-нибудь бандитской Бурдундией, нужно или его признавать, и тогда очень серьезно ограничить доступ бурдунцев в Россию, за всеми местными внимательно наблюдать. По этому пути пошел Израиль, например. Или же устранить совсем этот конфликт и открыть границы, тогда — «велкам». Прямо скажем, какой-нибудь Аль-каеде до нас вообще дела нет, как им нет дела до какой-нибудь Норвегии или Финляндии, зато им есть дело до Америки и Англии. А сейчас у нас одновременно и «велкам», и конфликт. Надо делать так, чтобы такие взрывы приводили к разрыву контрактов, нужных странам, откуда вышли эти ублюдки.

На мой взгляд, сейчас нужно вкладываться в Ближний Восток и Кавказ, но не дарить деньги, как это делается с Чечней, а вкладываться так, чтобы зарабатывали на этом все — как мы, так и они. Дарённые деньги никогда не приводили к миру, это доказывает целый черный континент. Потому что когда людям нехрена делать — у них начинают зреть революционные настроения. В СССР весь социализм был построен на поголовной занятости населения, а у нас сейчас полстраны гуляет без работы, уже не говорю про южные районы.

Разбираюсь с французским

Вот замудрили:
  • portefeuille ([pɔʀtˈfœj]) — не портфель, а бумажник. Сложение на базе porter — «носить» и feuille — «лист».
  • porte-monnaie — не портмоне, а кошелек. Кстати, porte monnaie буквально — «носить деньги».


C газетами и журналами:
.